DOMUS AMICUS католический вестник Среда, 18.10.2017, 05:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Рубрики
ПРОПОВЕДЬ
ПАТРИСТИКА
ЗЕРНА МУДРОСТИ
ET CATHEDRA

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 178

Главная » Файлы » ПРОПОВЕДЬ

Проповедь на XXII Рядовое воскресенье 23.08.2009: Устами или сердцем?
[ ] 30.08.2009, 00:03
Воскресeнье, 30 августа
XXII Рядовое воскресенье
Втор 4, 1-2. 6-8; Пс 15(14);Иак 1, 17-18. 21b-22. 27 ; Мк 7, 1-8а. 14-15. 21-23
 
 
Начнём сегодня с шага назад, в историю, к истокам древних законов избранного народа. Это позволит нам лучше понять суть показанного в Евангелии спора Иисуса с фарисеями.

Среди многих древних народов, юридические кодексы которых нам известны, один только иудейский народ может похвастаться тем, что создателем его Закона является сам Бог. Этот Закон получен при посредничестве Моисея в виде сжатого перечня фундаментальных нравственных принципов, называемого декалогом (десятисловием). Еще во времена Моисея декалог, или Закон десяти заповедей, был дополнен более подробными предписаниями, которые можно найти в первых пяти книгах Священного Писания. Мы называем эти книги Пятикнижием Моисея, а иудеи называли их просто Законом: Торой. Именно Тора будет составлять основную часть законодательства избранного народа. В основе своей это было религиозное законодательство, но распространялось и на мирскую жизнь, поскольку в стране, несмотря на то, что во главе её долгое время стояли цари, всегда своим верховным правителем считали Бога.

Для защиты Торы, её правомочного истолкования и приспособления к изменяющимся жизненным условиям, ещё в седой древности возник институт, называемый «преданием старцев». Это передаваемые от поколения к поколению устные заветы и запреты, касающиеся отдельных сфер жизни, главным образом празднования субботы, ритуальной чистоты пищи, посуды и тела человека, детали, касающиеся жертв, подношений, налогов и т. д. После утраты избранным народом своей независимости, что произошло в первой половине V века до Р. Х., процесс создания этих новых устных предписаний усилился. Боясь, что переселённый в Вавилон народ этнически растворится в море окружающего его язычества, старейшины и раввины множили предписания и требования, подчёркивающие отличия и своеобразие жизни своих соплеменников. У этого юридического гетто, в котором добровольно замыкались не желавшие запятнать себя контактами с язычниками изгнанники, были, в определённом смысле, и положительные стороны. Оно позволило выстоять и сохранить собственную этническую и религиозную самостоятельность. Однако со временем оно же выработало очень опасный образ мышления, согласно которому подлинная религиозность выражается не столько в состоянии духа, сколько в различных религиозных действиях, и чем таких действий больше, тем лучше. Поэтому число мелочных религиозных предписаний начинает нарастать лавинообразно. Каждое поколение раввинов добавляет сюда что-то своё и делает обязательную для всех дисциплину всё более строгой. Неписаный «закон старцев», то есть Талмуд, вскоре вырастает выше Торы и, что гораздо хуже, начинает претендовать на звание единственно правильного выразителя Божьей воли. Это только усугубляет изоляцию избранного народа от народов-соседей, а на плечи правоверного иудея налагает непосильное бремя. Особенно ревностными защитниками Талмуда были фарисеи. Похоже, что только они знали, сколько в нём содержится указаний, хотя и это маловероятно, потому что одно только празднование субботы было обусловлено 39 заповедями общего характера, а число подробных предписаний достигало 1521. Примерно то же самое было и в других областях жизни. Не удивительно, что было немало тех, кто не хотел подчиняться тирании «предания старцев». Саддукеи, например, открыто бойкотировали его. Многие из фарисеев действительно громоздили огромную неподъёмную ношу людям на плечи, а сами даже не пытались её нести, о чём Иисус заявлял им без обиняков (см. Мф 23, 4n; Ин 7, 19). Сейчас трудно сказать, кто из них, ортодоксальные ли ревнители соблюдения всех малейших предписаний Закона, или же другие, на вид святые, а на деле полные обмана и лицемерия, упрекнули Иисуса в том, что Его ученики не помыли рук перед едой. Аналогичный упрёк потом будет брошен и Христу (см. Лк 11, 38).

А как на самом деле Иисус относился к иудейскому Закону? Мы не раз уже слышали, что Христос – это бескомпромиссный новатор, даже революционер, в своём учении отрицающий и в своём повседневном поведении демонстративно нарушающий действующий в Его народе Закон, чтобы вместо него установить религию духа и свободы. Возможно, именно таким Его воспринимали некоторые из книжников той поры в Израиле. Однако это большое заблуждение.

Отношение Иисуса к ветхозаветному законодательству следует оценивать не только на основе некоторых Его высказываний или поступков, поводом для которых становились стычки с фарисеями, но рассматривая Его учение и поступки в целом. Так вот в основном Иисус живёт и действует как подчинённый Закону (см. Гал 4, 4) и в рамках, очерченных этим Законом. И не нужно этому удивляться. Для Него Тора, то есть Закон Моисея, есть выражение воли Отца, а её Он исполняет всегда (см. Ин 4, 34; 5, 30; 6, 38; 8, 29; 14, 31 и т. д.). «Не думайте, – скажет Он в своей программной Нагорной проповеди, – что Я пришёл нарушить закон или пророков: не нарушить пришёл Я, но исполнить» (Мф 5, 17; а также 5, 18-19). Послушный Закону, Иисус по субботам ходит в синагогу (см. Мк 2, 21; 6, 2; Лк 4, 16; 13, 10), а в большие праздники отправляется, как и другие, в Иерусалим (см. Лк 2, 41-42; Ин 2, 13; 5, 1; 7, 10.14; 10, 22-23). Пасху Он празднует в соответствии со строгими правилами (см. Мф 26, 17), более того – даже в таких мелочах, как края Его одежды, Он верен Закону (см. Мк 6, 56; Лк 8, 44). Человеку, ищущему путь к совершенству, Он скажет: «соблюди заповеди» (Мф 19, 17), а когда Его спросят, которая из этих заповедей наиважнейшая, отошлёт вопрошающих к Закону Моисея (см. Лк 10, 26-28). Он уважительно упоминает о практике жертвоприношений в храме (см. Мф 5, 23) и платы храмовой подати (см. Мф 17, 27). Исцелённых от проказы Он отправит, как и положено, к священникам на освидетельствование и велит им принести обязательную для таких случаев жертву (см. Мк 1, 44; Лк 17, 14). Великими в царстве небесном Он называет тех, кто исполняет и учит исполнять Закон (Мф 5, 19). Мало?

Как мы видим, Иисус не отвергает Закон Моисея безусловно и радикально. Но нельзя и отрицать, что в то же время Он выступил с решительной критикой формулировок Торы, и ещё больше – Талмуда, и явным образом, можно даже сказать: целенаправленно не придерживался в Своём поведении некоторых содержащихся в них правил. Это вызвало, как мы знаем, ненависть фарисеев и в конце концов отправило на крест за осуждаемое Законом «богохульство» (см. Мф 26, 65-66; Ин 19, 7).

Кажущаяся непоследовательность в поведении Иисуса по отношению к обязательному для иудеев Закону вытекает не из того, что Он не мог определиться, чью сторону принять, и уж тем более не из Его двуличия. Здесь важны прежде всего две причины: самосознание Иисуса и Его миссия на земле.

Иисус живёт, глубоко осознавая своё отличие и верховенство по отношению к человеку. Он знает, откуда пришёл и куда идёт (см. Ин 8, 14). Этот всегда кроткий Сын человеческий, подобный нам, искушённый во всём, кроме греха (см. Евр 4, 15), не постесняется, когда понадобится, бросить иудеям в лицо: «вы от нижних, Я от вышних» (Ин 8, 23). Недостаточно рассматривать Его как посланника Яхве, о котором говорили древние пророки, хотя Он действительно является таковым (см. Ин 8, 16.42). Кроме этого, Он и Отец – одно (см. Ин 10, 30). Но в таком случае Закон, обязательный для Израиля, Его не касается. «В законе вашем написано», – скажет Он своим собеседникам (Ин 8, 17; ср. 10, 34; 15, 25). Я вне Его. «…Сын Человеческий есть господин и субботы» (Мк 2, 28). То, что обязательно для посторонних, не касается сыновей. «…Сыны свободны», – слетит с Его уст, когда речь зайдёт о храмовой подати (Мф 17, 26). В Нагорной проповеди, которая, в некотором смысле, в сжатом виде содержит в себе всё важнейшее в Новом Завете, Иисус решительно противопоставит свои решения многим важным формулировкам действующего в Израиле Закона: «…Вы слышали, что сказано древним… А Я говорю вам…» (Мф 5, 21).

Повсюду в евангелиях, где мы встречаемся с критикой Иисусом Закона или с непочтительным с Его стороны отношением к некоторым ритуальным или культовым обычаям своего народа – не важно, пост, суббота, целомудрие или что-либо ещё – надо помнить, что мы становимся свидетелями ещё одного великого Божественного откровения в лице Иисуса Христа. Это не пылкий народный трибун критикует то, что ему не нравится. Это не спесивый во многознании своём мудрец учит не так, как учили до си пор. Это новый Законодатель, несравнимо больший Моисея и пророков, возвещает новому Израилю новый Закон Завета. Завета, который тоже будет новым.

Другая причина, по которой Иисус иногда обходит действующий Закон или возвышается над ним, является характер Его мессианской миссии на земле. По самому своему существу эта миссия будет состоять в придании надлежащего облика и надлежащей глубины в отношениях Бог-человек и человек-Бог, причём как в духовной сфере, так и в области буквы Закона. Для достижения этой цели не нужно одним махом отменять всю Тору. Достаточно очистить её от наслоений и примесей, безответственно добавленных человеком. Достаточно пропитать то, что останется, новым духом. Достаточно отвести внутреннему миру надлежащее место в религии и сделать его ответом на волю Бога.

Иудеи времён Христа тонули во внешней видимости, широко пропагандировавшейся Талмудом. «Даёте десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру», – обвинит Иисус фарисеев (Мф 23, 23). Оставили моральные основы. Вас не интересует не то, что в сердце, а механически исполненное внешнее действие. До чего же это удобно! До чего просто! Не задаваться вопросом, какова на самом деле воля Бога, не выяснять, чего Он желает от меня и каков глубинный смысл Его повеления. Кто задаёт вопросы, может узнать слишком много. Может забеспокоиться, что идёт не туда, может обнаружить, что надо что-то оставить, от чего-то отречься, что-то поправить или изменить. На сколько легче соблюдать мелочные, ни к чему не обязывающие предписания о внешних проявлениях, да пусть даже сто или тысячу предписаний! Подойти к религии, как к автомату на улице, чисто механически: бросаешь пару монет – и получаешь свою пачку сигарет.

Как хорошо нам это известно! Загромоздить религию молитвенными формулами, жестами, коленопреклонениями, поклонами, крестными знамениями, носимыми на груди ладанками и образками святых, процессиями, паломничествами, пожертвованиями на церковные и благотворительные нужды – всем этим хламом внешнего, которое имеет смысл только если что-то означает для нас, ведёт к чему-то более глубокому, что-то религиозное в нас пробуждает или укрепляет, но которое становится злоупотреблением святостью либо вообще кучей рухляди, если не задевает сердце и совесть и пытается вырасти выше того, чему должно служить: выше личностного, внутреннего отношения человека к Богу.

Религия, за которую борется Иисус – это, прежде всего, сердце. Новое сердце, о котором молился псалмопевец (Пс 51, 12), сердце, в которое Предвечный обещал вложить свой Закон, как в плодородную землю, не сомневаясь, что она принесёт обильные плоды (ср. Иер 31, 33). Религия – это совесть. Наставляемая Божьим словом, чуткая к голосу благодати, заботящаяся о правильном выборе, верная, великодушная и стойкая в исполнении воли великого Законодателя и настойчиво понукающая меня, неисправимого лентяя, потрудиться немного в винограднике Господа моего. Только трудиться нужно на этой основе и в этом контексте: Закон и «Предание старцев». Здесь и нужны различные мелкие и не очень религиозные практики, к которым мы зачастую так привязаны.

Сделаем выводы, сами собой напрашивающиеся из только что прочитанного евангельского фрагмента: почитай Закон! Сегодня это не Тора и не Талмуд, а Закон Христа. Относись к нему серьёзно! Ничего, что в последнее время даже в Церкви в моду входит беззаконие. Ничего из того, что завещано, не соблюдают, никого не слушают. Помни, что ты – не Христос. Ты не Законодатель. Так что исполняй сам и других учи исполнять то, что велит тот Законодатель.

В то же время к «преданию старцев», с которым мы и сейчас имеем дело в нашей Церкви, можно подходить с большей гибкостью и свободой. От некоторых детализированных его предписаний допустимо отказаться, если того требует совесть.

Но пусть покорность и Закону, и обычаям всегда вырастает в тебе из глубин веры, пусть она будет зримым примером твоего внутреннего отношения к Богу, пусть живёт и развивается в атмосфере духа, совести и любви.

Борись с искушением (таким человеческим!) заслонять внешним – жестом, даром, позой, многословием – пустоту в сердце, закрытому для духовных ценностей. Бога не заболтаешь. Людей не убедишь. Так что не труби на право и на лево, какой ты хороший.

Будь хорошим!

 

О. Станислав Подгурский CSsR
redemptor.ru
 
 
Категория: ПРОПОВЕДЬ | Добавил: catholic
Просмотров: 320 |  | Рейтинг: 0.0/0 |
Форма входа

Поиск

Ссылки

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

www.catholic.lietuvoje.info © 2017 Vilnius   E-mail:  catholic@lietuvoje.info