DOMUS AMICUS католический вестник Суббота, 22.07.2017, 02:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Рубрики страницы
БИБЛЕЙСКИЙ КРУЖОК
CREDO
АПОЛОГЕТИКА
РАЗМЫШЛЕНИЯ
ДУХОВНЫЙ ПУТЬ
ПАТРИСТИКА
ИСТОРИЯ
МЫСЛИ ДЛЯ ДУШИ
ПЕРЕКРЕСТКИ ЖИЗНИ
ВОПРОСЫ - ОТВЕТЫ
ВЗГЛЯД
ДУХОВНОСТЬ

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 178

Главная » Статьи » ИСТОРИЯ

Блаженный Юргис Матулaйтис в С-Петербурге
Георгий (Jurgis) Матулайтис поступил в духовную семинарию в городе Кельцы в 1891 году. Два года спустя семинария была закрыта царскими властями, и Матулайтис перешел в Варшавскую духовную семинарию. По окончании учебы его, как исключительно способного и примерного семинариста, направили для прохождения дальнейшего обучения в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, где он находился с 1895 по 1899 год.

Императорская Римско-Католическая Духовная Академия существовала в Петербурге с 1842 года. Ее история восходит к Виленской Академии, основанной Стефаном Баторием в 1578 году и порученной иезуитам. В начале XIX столетия император Александр I переформировал ее в Виленский университет, который был закрыт его наследником Николаем I в 1832 году. На основании факультета богословия, факультета нравственности и политики и Высшей семинарии царь утвердил Римско-Католическую Духовную Академию. Спустя 10 лет он перенес ее в Петербург, переменив название на Academia Caesarea Romano-Catholica Ecclesiastica. На русском языке она была и остается известной как Санкт-Петербургская Духовная Академия. Первоначально Академия размещалась во временном помещении. Затем был куплен большой дом, который отремонтировали, пристроив к нему новые помещения. Викарный епископ Казимир Дмоховский освятил здание Академии 22 VI/5 VII 1844 года. В этом здании Академия находилась до конца своего существования в 1918 году. Учебная программа Академии была рассчитана на четыре года. В Академии могли обучаться студенты, закончившие семинарское образование. Первоначально число клириков не могло превышать 40 человек, но после закрытия Варшавской семинарии количество студентов было увеличено до 60 человек. Часть из них получала государственные стипендии, выделяемые епархиям.

В соответствии с конкордатом 1847 года Академия находилась в юрисдикции могилевского архиепископа, но по мысли российских властей в ней должно было воспитываться католическое духовенство, послушное царской власти. Шестьдесят епископов с западных земель Российской империи вышли из стен Петербургской Академии, но вопреки ожиданиям царской власти девять из них - как и многие священники - засвидетельствовало свою верность Церкви вплоть до ссылок и даже смерти. Многие воспитанники Академии отличались усердием и святостью. Георгий Матулайтис в 1987 году был провозглашен блаженным. В настоящее время идут канонические процессы Иоанна Цепляка, Зигмунта Лозинского, Зигмунта Шченсны-Фелинского, Антония Нововейского и Леона Ветманского. В 1999 году был причислен к лику блаженных Антоний Лещевич - воспитанник Духовной Семинарии в Санкт-Петербурге, марианин.

Георгий начал обучение в Академии как стипендиат келецкой епархии 1/13 сентября 1895 года. Он попал в Академию в период ее особого расцвета, связанного с реформами ректора и викарного епископа могилевской архиепархии Франциска Симона - одаренного педагога духовной молодежи, любимца и авторитета студентов. На курсе Матулайтиса было 26 семинаристов, среди которых будущие друзья Георгия: Франциск Бучис, впоследствии епископ и генеральный настоятель мариан, Иосиф Кухта, впоследствии епископ, и Генрих Пшездзецки, впоследствии епископ подляский и секретарь епископата Польши.

Ректор Академии епископ Франциск мудро и благоразумно реформировавший ее, считал полезным узнать от бывших воспитанников, преподающих в духовных семинариях и работающих в церковной администрации, что следовало бы улучшить в воспитательной и образовательной программе. С этой целью он стал проводить съезды бывших воспитанников Академии, которые обсуждали текущие проблемы Церкви на землях, входящих в состав Российской империи, и искали путей решения этих проблем. Наверняка в этих встречах участвовали студенты Академии, по крайней мере старшекурсники. Таким образом, они учились подмечать проблемы собственных епархий. Спустя некоторое время российские власти признали епископа Симона нелояльным царскому режиму, а съезды выпускников определили как встречи революционеров. Против отца Симона был возбужден уголовный процесс и он был выслан в Одессу, где пробыл четыре года. Эти события еще больше убедили некоторых клириков в необходимости подобных встреч. Матулайтис и Бучис собирали литовских клириков, чтобы совместно размышлять над религиозной ситуацией и над способом подготовки к священнической работе в своей стране. Матулайтис пошел еще дальше. Он писал статьи на религиозно-общественные темы и посылал их в эмиграционные литовские журналы в Америке. Однажды царская тайная полиция напала на их след. В комнате Георгия был произведен обыск, но его спасло мужество и хладнокровие инспектора Академии отца Б.Клопотовского.

Георгий Матулайтис пользовался уважением и любовью своих коллег. Как глубоко набожный и способный студент, в конце третьего курса он был назначен старостой. Староста, его заместитель и опекун больных получали пресвитерское рукоположение за год до окончания обучения. Георгий принял дьяконат в прокафедральном соборе 17 мая 1898 года, а рукоположение во священники в воскресенье 20 ноября 1898 года в часовне Преображения Господня в Академии из рук епископа Карла Недзялковского, могилевского суфрагана и ректора Академии.

Обучение он закончил в следующем году. Из 45 оценок, полученных им на протяжении четырех лет обучения, 37 было "отлично". Научным руководителем его магистерской диссертации по нравственному богословию De bello (О войне) был отец Ян Матсулевич (Jonas Mačiulis-Maironis), известный под псевдонимом Майронис - национальный литовский поэт. Работа эта написана по латыни. Ее автограф насчитывает 70 страниц. Состоит она из трех глав: 1) Является ли война злом самим в себе и может ли быть справедливая война? 2) Честный способ ведения войны, 3) Что думать о вечном мире? Степень магистра богословия Георгий получил с самой высокой из всевозможных оценок: primus inter summa cum laude (высшая отметка с похвалой). Ректор склонял его к защите докторской диссертации на Западе с целью вернуться впоследствии преподавать в Академии.

После возвращения в родную епархию, отец Матулaйтис в течение нескольких месяцев работал в приходе в Далешицах, а затем выехал на лечение в Германию и на докторат в доминиканский университет во Фрибурге (Швейцария). Там под руководством о.Альберта Вайса он написал докторскую диссертацию на тему Doctrina Russorum de statu iustitiae originalis (Православная доктрина о первоначальной праведности). Она была издана в Кракове в 1903 году. Во время беатификационного процесса в Риме было отмечено, что в этой работе проявляется стремление к изъяснению истин веры так, чтобы православных приобщить к католической Церкви. "Поэтому работа эта является не только научным сочинением, - хотя и как таковое достойна внимания, - но и как средство возможного апостольства". После блестящей докторской защиты в 1902 году отцу Матулaйтису предложили работу во Фрибургском университете. Он же считал, что более нужен на родине, находившейся в то время в границах Российской империи. После двух лет профессуры в Келецкой семинарии он переехал в Варшаву, где был духовным наставником тайных инокинь. В то же время он сотрудничал со священником М.Годлевским на социальной ниве, работая среди рабочих. Это служение считалась тогда одной из важнейших задач Церкви. Отец Матулaйтис участвовал в создании массовой организации под названием Ассоциация Христианских Рабочих, которая спустя короткий промежуток времени от его основания насчитывала 50 тысяч членов. Он был организатором курсов, автором публикаций, редактором журнала "Друг труда". Благодаря этой работе он проявил себя как один из наиболее подготовленных специалистов в области социальной доктрины Церкви на западных землях Российской империи.

Принимая во внимание царившую в то время в Российской империи неспокойную общественно-политическую ситуацию, Сенат Петербургской Духовной Академии принял решение о необходимости создания кафедры социологии. Первым профессором вновь созданной кафедры в 1907 году стал отец доктор Георгий Матулaйтис. Новый профессор начал занятия 1/13 сентября 1907 года инаугурационной лекцией, произнесенной на официальном языке, то есть по латыни, на тему: Quid Ecclesia de iure proprietatis statuit? (Чему учит Церковь по вопросу о праве на собственность?). С самого начала Матулaйтис отметил, что будет излагать учение Льва XIII, содержащееся в окружном послании Rerum novarum.

Курс социологии профессор Матулaйтис читал с 1 IX 1907 до 18 XII 1909, по два часа в неделю для всех студентов. После номинации профессора отца Яна Цепляка епископом, Матулaйтис принял от него занятия по догматическому богословию и вел их с 29 V 1909 до июня 1911 года.

Помимо этих занятий он читал еще раз в неделю лекции по социологии в Петербургской Духовной Семинарии с 1908 по 1910 год, а в 1909/1910 учебном году один час в неделю лекции по догматическому богословию.

Дважды отец Матулaйтис исполнял функции инспектора, то есть заместителя ректора Академии - сперва в период с 26 сентября по 13 ноября 1909 года, а затем с 26 января по 27 сентября 1911 года.

Профессор Матулaйтис был блестящим лектором, его лекции по социальной доктрине католической Церкви воодушевляли студентов. "Когда он отворил уста, мы еще шире пораскрывали наши рты от удивления, - вспоминал один из студентов. - Невозможно забыть тех образов, которые он представлял нам: нищета рабочих, несправедливость и эксплуатация, унижение женщины, истощение детей [...] Нас поражала широта его взглядов на призвание женщины и знание человеческой природы. Он был искренним демократом и преданным другом бедного и угнетенного народа". Многие молодые семинаристы и священники видели подобные образы в своих приходах. Теперь они приняли решение бороться с таким положением вещей, Все хотели писать магистерские диссертации по социологии. Матулaйтис радовался этому, но охлаждал рвение общественников, объясняя, что священник имеет более широкие обязанности. "Посеянные им зерна начинали прорастать. Возникали общественно-педагогические кружки. Читались лекции с дискуссиями на темы социальной жизни, а также священнической жизни и священнических организаций. Студенты очень любили и уважали его, и тепло вспоминали "его времена". "К студентам отец Матулaйтис относился с непосредственностью, благожелательностью и каждому готов был оказать духовную и научную помощь. В частных разговорах он всегда имел что сказать "для души". У него был превосходный подход к своим слушателям, своею личностью он имел на них сильное влияние. Это была удивительная личность [...] С сердечностью и пониманием он относился к своим ученикам, и они отвечали ему уважением. Было в нем что-то притягательное. Наши молодые сердца льнули к этому доброму, приветливому и понимающему профессору. Во время наших ежедневных встреч он вдохновлял нас своею набожностью. Однажды он обратился ко мне со словами, которые глубоко запали мне в память: На протяжении всей своей священнической и пастырской жизни помни, что священник-общественник должен быть человек глубокой духовности, исполненным веры и жертвенной любви Бога и ближнего". "Отец Матулaйтис завоевал такое уважение и симпатию студентов Академии, которых давно не имел никто из профессоров со времен ректора Симона. Жаль, что на этой должности отец Матулaйтис оставался так недолго. Ни один из его наследников не имел такого благотворного влияния на молодежь, как он", - писал отец профессор Александр Вуйцицки.

Кроме занятий по социологии и богословию, обязанностей инспектора Академии, Г.Матулaйтис исполнял духовное служение как исповедник и духовный наставник не только клириков-семинаристов, но и студентов Академии. В 1909/1910 учебном году он еженедельно проводил аскетические конференции. В начале учебного года и во время Великого Поста он проводил духовные упражнения. Случалось, что он читал конференции во время реколлекций, проводимых другим священником. Но и во время обычных разговоров студенты видели в нем своего духовного наставника, а он сам не уклонялся от служения им. Матулaйтис имел на них колоссальное влияние своим личным поведением. Так, к примеру, он ежедневно вместе со студентами совершал литургию часов и медитацию. И хотя он совершал это, потому что был иноком, студенты - даже много лет спустя утверждали, что он тем самым оказал большое влияние на их духовное формирование и вдохновлял наследовать его пример.

Отец Матулaйтис любил произносить проповеди и часто проповедовал в прокафедральном соборе, в храме св.Екатерины и в Мальтийском храме. На эти проповеди приходило множество студентов различных высших учебных заведений, в том числе и военных.

В Петербурге существовали тайные конгрегации, основанные о.Хоноратом Козминьским, OFMCap. Поскольку информации о них содержались в строгом секрете, то мы не знаем подробностей контактов отца Матуляйтиса с этими конгрегациями. Он был в постоянном контакте с Урсулой Ледуховской, которая в то время заведовала женским интернатом при гимназии св. Екатерины и формировала свою конгрегацию. Он общался также с Болеславой Ламент. В качестве кухарки для Духовной Академии о.Матулaйтис привез из Варшавы инокиню из Конгрегации Посланниц Сердца Иисуса и был ее духовным наставником.

Когда в 1909 году царская власть была вынуждена пойти на определенные уступки, в Петербурге было зарегистрировано Римко-Католическое Общество "Просвещение", созданное для оказания помощи полякам, живущим в царской столице. Первым председателем общества стал отец Матулaйтис, он же произносил там конференции. В этом обществе лекцию "Наука и Церковь" прочитал о.Фабиан Абрантович - впоследствии марианин и мученик. Отец Ф.Бучис говорил о паломничестве в Лурд. Он намеревался также прочитать цикл лекций на тему "Иисус Христос - Богочеловек", но не получил на это согласия местных властей и Департамента Инославных Исповеданий Министерства Внутренних Дел. Власти опасались, что эти лекции могут превратиться в пропаганду католичества. По-видимому, это должны были стать приспособленные к уровню слушателей лекции по апологетике, которые он читал в Академии.

Кроме того, отец Матулaйтис поддерживал Общество св.Викентия де Поль. Оно возникло в 1908 году и состояло из приходских групп, называвшихся конференциями. Основной целью конференции св.Викентия была помощь бедным. И здесь "всегда добрым - советом как социолог и человек, поддерживающий всякую общественную работу, помогал о.Матулaйтис" - писал иезуит отец Ян Урбан.

Один из выпускников Петербургской Духовной Семинарии, впоследствии профессор апологетики в Варшаве, отец Викентий Квятковский в своих мемуарах оставил такую запись: "Все мы, студенты, видели, что отец Матулaйтис и отец Бучис старательно заботились о сближении православных с католической Церковью. Это была видимая любовь к Церкви и забота о ее развитии".

Подтверждением того, что клирики не ошибались в своей оценке, была тема докторской диссертации отца Матулaйтиса, основанная на православном богословии, и оценка этой работы на беатификационном процессе. В этой оценке отмечалось, что речь в работе идет не столько о теории, сколько о практике при принятии православных в лоно Католической Церкви. Матулaйтис, должно быть, много размышлял над этой проблемой, если вскоре после рукоположения написал во Фрибурге работу, касающуюся православных.

В России уже в конце XIX века среди православных были духовные и миряне, пропагандировавшие идею первенства Римского Папы. Некоторые из них выезжали на Запад. Там они получали образование, знакомились с западным христианством, там принимали католичество и даже тайно принимали рукоположение. Некоторые получали аудиенцию у Пия X, который велел священникам сохранять византийский обряд. Неизменным вдохновителем этого движения был митрополит А.Шептицкий. В России существовало два известных унийных центра: в Москве, где существовал кружок супругов Владимира и Анны Абрикосовых, и в Петербурге, где первоначально работали два священника: отец Алексей Зерчанинов, православный настоятель из Борисова, принявший католичество с ведома папы Пия X, и Иван Дейбнер, тайно рукоположенный во Львове митрополитом Шептицким около 1905 года. Он открылся спустя несколько лет. Настоятель храма св.Екатерины отец К.Будкевич утверждал, что в его приходе было полторы тысячи только мужчин, принявших католичество. Отец 3игмунт Лозинский также принял в свой Мальтийский храм группу униатов вместе с пастырем.

Отец Франциск Бучис преподавал в Академии с 1902 года и потому хорошо понимал ситуацию католических священников восточного обряда. На дому о.Дейбнера, где была византийская часовня, он проводил "апологетические четверги", объясняя католическое вероучение тем, кто принял единство с Римом или склонялся к нему.

Отец Матулaйтис так явно не включался во внешнюю деятельность, поскольку с 1908 года он посвятил себя делу возрождения Ордена Мариан и исполнял должность настоятеля. Но к нему направляли кандидатов в униаты и он беседовал с ними. Особый интерес проявлял он к духовенству. Так он познакомился с отцом Диодором Колпинским, который впоследствии помогал отцу Ф.Арбантовичу в Харбине. Были у него из этой группы и пенитенты. Одного из них, перешедшего некогда в католичество из протестантства и считавшего, что Бог призывает его к священству в восточном обряде, он направил в тайную восточную семинарию, которую вели в Бельгии отцы иезуиты. Это был Эдвард Стефаный. д'Эрбини встретил его в 1922 году как священника в приходе Елгава в Латвии. Он тогда "много рассказывал о своем прекрасном духовном наставнике".

Несомненно важнейшим делом, совершенным блаженным Георгием Матулaйтисом во время его профессуры в Петербургской духовной Академии, стало возрождение и реформа Ордена Отцов Мариан, основанного в 1673 году о.Станиславом Папчинским. После двух веков существования Ордена и периода его распространения на территории Польши, Литвы, Португалии и в Риме, он был подвергнут кассации во всех этих странах. Иноков свезли в монастырь в Мариамполе, который должен был стать могилой всей общины, поскольку священникам запретили принимать новых кандидатов. Блаженный Георгий был родом из мариампольского прихода, а отец Бучис закончил в Мариамполе школу. Оба они знали последних священников-мариан. Вместе хотели поступить к марианам, но царские власти не позволили им. В этой ситуации оба профессора решили возобновить деятельность ордена тайным от властей образом. Следовало не носить монашеских одежд, не практиковать публичных молитв и публичного принесения обетов. Так действовали в Петербурге конгрегации, основанные блаженным о.Гоноратом Козминским и блаженной Урсулой Ледуховской. Отец Сенковский из Мариамполя, хотя и с большим сожалением, но согласился на это, потому что другого способа спасти Орден не было.

24 июля 1909 года, получив полномочия генерального настоятеля о.Винцента Сенковского и рекомендательные письма от епископа К.Рушкевича, блаженный Георгий Матулевич-Матулайтис выехал в Рим. Уже 28 июля его принял префект Конгрегации Монашествующих кардинал И.Вив и Туто, OFMCap. После долгого и доброжелательного разговора кардинал посоветовал Матулайтису, чтобы тот, обладая полномочиями генерала, написал соответствующее прошение и подал его в Конгрегацию. Блаженный Георгий два дня посвятил молитве и писанию прошения. Он подал его 31 июля, а 2 августа получил согласие Конгрегации на снятие монашеских ряс и замену торжественных обетов обычными. Ему было разрешено также принесение обетов без новициата и принятие отца Бучиса в новициат, который разрешено было временно организовать в Академии. Отцу Георгию было поручено написание монашеского Устава в соответствии с Нормами, изданными Конгрегацией. Пятого сентября отец Матулайтис вернулся в Варшаву, но из-за выезда на лечение епископа Рушкевича и о.Сенковского обновление Ордена Мариан состоялось только 29 сентября 1909 года в часовни епископа Рушкевича при храме св.Креста в Варшаве. В соответствии полномочиями Конгрегации епископ Рушкевич, в присутствии генерального настоятеля о.Сенковского, принял от блаженного Георгия иноческие обеты, а отца Бучиса принял в новициат. О.Сенковский вернулся в Мариамполь, а оба профессора - в Академию, где приступили к своим обязанностям. Отец Матулайтис написал новый Устав Ордена, утвержденный Святейшим Престолом 28 ноября 1910 года. 14 июля 1911 года, после смерти отца Сенковского, отец Матулайтис был избран генеральным настоятелем Ордена. Поскольку в Петербурге не было возможности устроить новициат, рассчитанный на большее число послушников, (это могло бы повлечь за собой открытие существования Ордена), блаженный Георгий летом 1911 года перенес новициат во Фрибург в Швейцарии, откуда 31 августа попросил увольнения из Академии. 27 сентября 1911 года он получил положительный ответ на свое прошение.

С момента вступления в Орден блаженный Георгий не только подготавливал необходимые для Конгрегации документы, но и занимался поиском новых кандидатов. В большинстве своем это были известные ему священники, как правило, бывшие родом из Мариамполя, Варшавы, Кельц, Фрибурга и прежде всего из Петербурга. Они составили первый набор фрибургского новициата 1911 года. В последующие годы к блаж.Георгию вновь присоединились воспитанники Академии. Первоначальная, еще немногочисленная марианская община была международной. Состояла она из литовцев, поляков, белорусов, латышей и русских, хотя последние и не удержались в Ордене.

Связь блаженного Георгия с Петербургской Духовной Академией заканчивается осенью 1911 года, когда он, будучи в Риме, кроме дел Ордена решал вопросы Академии в качестве представителя ее ректора - Каковского. Конгрегация рекомендовала введение реформ, касающихся кандидатов и учебной программы Академии. Беседы с монс.Дандини из Конгрегации Образования и с генеральным настоятелем иезуитов Ледуховским о.Матулайтис подробно описал в путевом дневнике, который он вел во время поездки из Фрибурга в Рим.

о. Ян Букович, MIC
catherine.spb.ru
 
 
 
Категория: ИСТОРИЯ | Добавил: catholic (29.10.2009)
Просмотров: 1212 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 1
1  
If you wrote an arictle about life we'd all reach enlightenment.

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Ссылки

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

www.catholic.lietuvoje.info  © 2017  Vilnius   E-mail:  catholic@lietuvoje.info