DOMUS AMICUS католический вестник Пятница, 23.08.2019, 00:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Рубрики страницы
БИБЛЕЙСКИЙ КРУЖОК
CREDO
АПОЛОГЕТИКА
РАЗМЫШЛЕНИЯ
ДУХОВНЫЙ ПУТЬ
ПАТРИСТИКА
ИСТОРИЯ
МЫСЛИ ДЛЯ ДУШИ
ПЕРЕКРЕСТКИ ЖИЗНИ
ВОПРОСЫ - ОТВЕТЫ
ВЗГЛЯД
ДУХОВНОСТЬ

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 180

Главная » Статьи » ДУХОВНЫЙ ПУТЬ

Иезуиты: возвращение к миссии
«Мы – не монахи. Мир – наш дом»: такими словами подчеркивал основную черту Общества Иисусова Иероним Надаль (1507-1580), один из первых иезуитов, внесших значительный вклад в распространение духовности Св. Игнатия. В 1534 году первая группа, вместе со Св. Игнатием, собралась на холмах Монмартра в Париже и проголосовала за образование самого крупного монашеского ордена эпохи новой истории. «Друзья Господа», как они себя называли, намеревались отправиться на Святую Землю, а если это оказалось бы невозможным, то отдать себя в распоряжение Папе, куда бы он их ни отправил.
 Еще до того, как Папа Павел III официально признал новый орден (в 1540 году), Франциск Ксаверий уже находился на пути в Лиссабон, а затем – в «Восточную Индию», добравшись до самой Японии.
Одной из главных черт, присущих основанному Св. Игнатием ордену, была гибкость, готовность приспособиться к условиям и соответствовать требованиям времени. Именно поэтому, осознав с самого начала необходимость образования послушников, иезуитам стало ясно, что обучение не должно охватывать только Общество Иисусово. В течение нескольких десятилетий число коллегий возросло в несколько раз. Сочетая методику Парижского университета и итальянскую гуманистическую традицию, иезуиты предлагали бесплатное образование высокого качества, и во многих странах Европы иезуитские коллегии быстро стали пополняться детьми из самых знатных семейств.
Переломным моментом в истории иезуитов, несомненно, были последние годы XVI и начало XVII века. Быстрый рост численности и влияния Общества Иисусова неизбежно привел к появлению сторонников и противников как внутри, так и за пределами Церкви, что повлекло за собой определенные решения. Применение тридентских декретов изменило миссионерскую перспективу: речь зашла не только необходимости обращения народов, которых еще не достигло христианское послание, но и о способах евангелизации. Помимо этого, одним из приоритетов духовных чад Св. Игнатия становится борьба с ересью.
На эти переломные годы приходится продолжительное правление генерального настоятеля Клаудио Аквавивы (1581-1615), сыгравшего решающую роль в упорядочении служений в Обществе Иисусовом и его миссионерском развитии. В 1585 году генеральный настоятель распорядился о внутреннем исследовании, De detrimenta Societatis, чтобы оценить состояние Общества. Из полученных результатов он сделал вывод о необходимости (подчеркнутой во многочисленных письмах к иезуитам), «возвращения к миссиям». Образ Общества Иисусова выкристаллизовался на преподавании, однако, «утешение душ» -- цель, которой у иезуитов было подчинено всякое служение, – не должна была исключать миссионерского рвения. Аквавива в течение своего правления неоднократно возвращался к этой теме. Он продвигал миссии в Америке и Азии, основал новые провинции (на Филиппинах, в Парагвае, Новой Гренаде и Венесуэле), а также отправил миссионеров в Канаду в 1611 году. Он поддерживал миссию Роберто де Нобили по обращению индийских брахминов, а также миссию в Могульской империи, в то время как в Японии одобрил метод адаптации, предложенный Александром Валиньяно. Еще задолго до появления Конгрегации Propaganda Fide, созданной в 1622 году с целью координации и развития миссии Католической Церкви в мире, миссионерство Общества Иисусова приобрело планетарные масштабы и не имело равных.
Аквавива чувствовал также важность народных миссий, поскольку в сельской местности Европы жили тысячи крещеных, но не просвещенных. Нужно было позаботиться о религиозном воспитании, недостаточном, если не отсутствовавшем вообще. Необходимо было отвратить мужчин и женщин от суеверий, а также от ересей, что было особенно актуальным в приграничных районах. Внутри Ордена шли оживленные дебаты: казалось, что изысканная подготовка иезуитов вступает в противоречие со служением сельских миссионеров, нередко воспринимаемым как унижение. Но было немало иезуитов, которые с трудом добивались у настоятеля освобождения от преподавания, чтобы отдать себя народным миссиям.
Каким же было внутреннее восприятие этого самого настоящего «обновленчества», которое в начале XVII века вновь выдвинуло на первый план вопрос миссий Общества Иисусова, имевший определенные религиозные, политические и культурные последствия для Европы и для всего мира? Один из самых интересных иезуитских источников может помочь найти ответ на этот вопрос. Речь идет о litterae indipetarum (то есть, от тех, кто «просился в Индии», где под Индиями подразумеваются все заморские миссии). Эти письма начали писать во время правления Аквавивы, тогда же их стали сохранять в архивах. В Римском архиве Общества Иисусова хранится более 14 тысяч таких писем.
В те годы количество прошений молодых иезуитов о миссиях в Индиях возросло во много раз. «Если отправлять в Индии всех желающих, -- писал Даниелло Бартоли, один из выдающихся историков Ордена иезуитов, -- то число иезуитов в Европе уменьшиться в два раза». Росту кандидатов в миссионеры способствовали многие элементы: потребность в людях, которые бы проповедовали Евангелие в далеких землях; желание отдать собственную жизнь, даже в мученичестве, за обращение народов, не знающих Христа; а также любопытство, интерес к экзотическим и «сказочным» местам.
Излюбленным местоназначением в этих прошениях выступали восточные миссии, особенно в Японии, но многие просились и в Америку. В письмах используются заранее установленные клише, но в то же время они позволяют черпать ценные сведения об авторах и обстоятельствах, при которых рождалось желание отправиться в миссию. Во всех письмах можно увидеть попытку убедить генерального настоятеля, при помощи витиеватых фраз, в собственной пригодности для миссии и ее важности для реализации собственного призвания. В большинстве случаев, как раз из-за изобилия писем, генерал не давал блогословения на поездку; многие иезуиты в течение нескольких лет повторяли запрос, порождая новые кипы бумаг.
Критерии выбора были разными, но, как можно понять из стандартных схем прошений, существовали установленные параметры. Большое значение имело состояние здоровья кандидата, чтобы превозмочь трудности путешествия и условий жизни. «Что касается здоровья, -- писал из Пармы Франческо Каньола, -- я чувствую себя сильным и крепким… я привык пить только воду, спать не снимая одежды, а время от времени и на каркасе, безо всяких царапин». Характер человека, легкость вхождения в общинную жизнь, вспыльчивость или «меланхолия» были среди тех качеств, на которые обращалось особое внимание, помимо образования и способности к языкам. Кандидат имел больше возможностей, если ему было от 25 до 30 лет.
Однако, в litterae indipetarum можно заметить две вещи, особо выделяемые авторами. Первая – это безудержное и жгучее желание отправиться в миссию, а также «бесстрастие», то есть, готовность подчинить свои планы указаниям предстоятеля. Желание было не просто движением души: если в сердце молодого иезуита рождалось и со временем не угасало желание миссионерства, значит, его пробудил сам Бог. «Не имея больше сил, -- писал цитированный нами иезуит из Пармы, – сдерживать мое неистовое желание отправиться в Индии, я уже писал Вашему Высокопреподобию, и теперь пишу, побуждаемый еще большим и более чем пылким желанием, которое меня сжигает и растопляет сердце – говорю о миссии в Индиях». То есть, это желание жило в нем несколько лет, подвергалось испытаниям и подтверждалось, а то, что оно со временем усилилось, -- это очевидный признак божественного призвания к миссиям; и если желание порождало еще большее рвение и большую радость в исполнении повседневных обязанностей, то это было дополнительным доказательством его истинности. Часто образы, употребляемые иезуитами-кандидатами в миссионеры, напоминают мистический язык: «Пламенные желания, которые Всемогущий Бог в своей безмерной благости зажег и продолжает зажигать в моей груди, побуждают меня вновь напомнить о себе, чтобы Ваше Высокопреподобие могло принять решение (если это угодно Богу), зарядить арбалет и натянуть лук, выправляя и направляя эту маленькую молнию на Запад и Восток».
Вместе с желанием в этих письмах присутствует и постоянное упоминание о бесстрастии: речь идет о готовности человеческой воли к принятию указаний начальства, в данном случае генерального настоятеля, даже в том случае, если это не соответствует собственным мечтам. Таким образом желание испытывалось огнем и встречалось с волей того, кто на данный момент управлял Обществом Иисусовым. Повествуя о своем желании и красноречиво описывая его пылкость, indipetae пишут также о готовности исполнять волю Бога, а не свою собственную. Вот что пишет неаполитанец Антонио Феделе: «Выражаю перед вами мои жгучие желания потрудиться во славу Господню в тех местах: но поскольку в этом хочу встретить волю Господа, во всем и ради всего предаю себя Святому Послушанию, от которого хочу в совершенстве зависеть».
Litterae indipetarum, свидетельства миссионерского рвения Общества Иисусова, показывают нам личность кандидатов в миссии, их мотивировки, их примеры для подражания, но прежде всего свидетельствуют о том, что особенно в начале XVII века миссия в «Индиях» представлялась молодым иезуитам самым настоящим идеалом. Конечно, эти источники могут стать предметом более глубоких исторических исследований, которые позволили бы прочесть между строк сложное переплетение религиозных, культурных, общественных и политических взаимоотношений между Обществом Иисусовым и миром.

Radio Vaticana
Категория: ДУХОВНЫЙ ПУТЬ | Добавил: catholic (24.10.2008)
Просмотров: 1590
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Ссылки

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

www.catholic.lietuvoje.info  © 2019  Vilnius   E-mail:  catholic@lietuvoje.info